скачать
Закрыть меню -

Серхио Лернер, встреча AMA

В этом посте мы публикуем ответы ведущего специалиста RSK и RIF Серхио Лернера на вопросы, заданные в ходе встречи AMA в апреле 2019 года.

Какие проекты с реальной практической ценностью находятся сейчас в стадии разработки? Вы можете привести какие-нибудь примеры?

Разработчики все чаще склонны строить свои решения на базе RSK. Некоторые из решений/реализаций, уже доступных на платформе RSK, — это Circle of Angels, Bitgive и Blockchain for Humanity (все они — благотворительные инициативы), логистическая платформа dexFreight; Watafan — децентрализованное приложение для фанатов, приложение для программы лояльности Tokkenit, решение для страхования Insuretech. Также есть Chronologic — программа для децентрализованного планирования и другие новые программы, находящиеся в стадии разработки, такие как Investoland (глобальная децентрализованная инвестиционная платформа), Money On Chain (решение, направленное на управление волатильностью криптоактивов) и Gasnor от Grupo Sabra, которая предоставляет собой решение для газораспределения. Это всего лишь несколько примеров.

 

Некоторое время назад в Twitter было упоминание о возможной реализации Chainlink в качестве ответа на ваши прогнозы в отношении поддержки Oracle: http://bit.ly/2H7z8uV. Могли бы вы предоставить новую информацию об успехах (если таковые имеются)?

Служба RIF Data Gateways предназначена для поддержки различных служб Oracle. Одной из предложенных реализаций является децентрализованная служба Oracle, основанная на сетевом узле Chainlink Core. Мы рассматриваем возможность использования поставщика услуг на базе Chainlink для RIF Data Gateways. Он использует модифицированный узел Chainlink, чтобы операторы узлов могли принимать LINK и RIF Token в качестве платы за свои службы Oracle. Тогда операторы узлов смогут обслуживать запросы, поступающие из сети RSK (оплачиваемые RIF Token) и исходные запросы, поступающие из сети Ethereum (оплачиваемые LINK Token).

 

Собираетесь ли вы реализовать какое-либо решение, связанное с децентрализованной идентификацией, как услугу в RIF? Может быть, какой-то децентрализованный слой управления идентификацией, децентрализованная инфраструктура открытых ключей, децентрализованная сеть доверия или самодостаточные личности? Вы сотрудничаете с другими организациями или фондами, работающими в этой конкретной области, или контактируете с ними? Я думаю, это может быть главной ценностью и преимуществом по сравнению с другими смарт-контрактными платформами.

Да. RIF Identity — один из важнейших компонентов библиотек RIF Libraries. Он предоставляет основы для привязки идентификаторов в сети RSK и последующего подписания и обмена аттестациями событий, которые впоследствии можно использовать для построения репутационных моделей. Чтобы выработать единый стандарт, мы ведем переговоры с ведущими экспертами в этой области (Sovrin, uPort и другие).

Кроме того, мы поддерживаем рабочие отношения с корпорацией Microsoft, которая участвует в проекте ID2020, и сотрудничаем с НПО «Биткойн Аргентина», Межамериканским банком развития и Accenture (еще один участник ID2020). Вместе мы планируем создать и внедрить в трущобах Буэнос-Айреса первую инклюзивную финансовую экосистему, построенную на репутации.

 

Не могли бы вы рассказать что-нибудь о службах хранения в RIF?  Будет ли это похоже на IPFS? Будет ли использоваться IPFS или другое подобное уже работающее решение?

IOV Labs работает над созданием единого API для хранения и извлечения файлов с поддержкой нескольких сетей хранения. Это протокол хранения данных RIF Data Storage. Для первого поставщика сетевых услуг мы рассмотрели существующие решения (Swarm, IPFS, Storj, Sia и пр.) и решили основать решение на Swarm. Большинство из этих протоколов реализуют следующие варианты: загруженный файл разбивается на фрагменты и распределяется по сети. Когда файл запрашивается, все фрагменты извлекаются и собираются. Каждый узел, участвующий в такой сети, отслеживает данные, которые хранятся/предоставляются для целей оплаты. Инновация, которую мы привносим на данный момент, упрощает модель стимулирования и механизмы доказательства. Конечно, RIF Data Storage будет интегрироваться с другими службами RIF, такими как RNS (для получения именованных файлов и обеспечения изменчивости) или RIF Payments — для стимулирования. Кроме того, в будущем мы будем содействовать интеграции всех успешных сетей хранения данных под одним API-интерфейсом RIF Storage и пользовательским интерфейсом, чтобы пользователь мог переключаться между серверными частями сети хранения данных, просто выбирая поставщика услуг из списка или даже сохраняя один файл в нескольких сетях одновременно.

 

Что изменилось после обновления сети Orchid до версии 0.6.0? Есть ли у вас еще какие-либо запланированные обновления?

RSK Labs периодически выпускает новые версии клиента RSK, предоставляя новые функции, исправляя ошибки и предлагая обновления безопасности. Orchid версии 0.6.0 — это последнее обновление сети, в основном содержащее изменения в коде операции STATICCALL для обеспечения поддержки контрактов Solidity 0.5.x. Мы выпустили две новые версии после 0.6.0, обе из которых содержат незначительные исправления ошибок, улучшения производительности и сокращения реквизитов хранилища блокчейна. В Orchid 0.6.2 также реорганизованы основные фрагменты кода для подготовки к следующему обновлению сети RSK до версии 1.0.0. Версия 1.0.0 находится на финальной стадии тестирования, так что ее выпуска можно ожидать совсем скоро. Это обновление сети включает, помимо прочего, Unitrie (новый дизайн для внутренней структуры данных, поддерживающей состояние мира), новые сменные коды операций (для совместимости с Ethereum) и улучшения Федерации. О наших выпусках всегда сообщается в нашем блоге (https://www.rsk.co/noticias/), а более подробный список функций в каждом выпуске вы найдете на странице основных этапов нашего Github (https://github.com/rsksmart/rskj/milestones).

 

Что общего у рутстока с аналогичными проектами биткойн-сайдчейна?

Есть только два других проекта биткойн-сайдчейна, которые в настоящее время активны: Liquid и драйвчейн Truthcoin. Liquid — федеративная боковая цепь, сайдчейн, чем-то похожая на RSK. Liquid стремится быть сетью взаиморасчетов, связывающей друг с другом криптовалютные биржи, обеспечивая более быстрые биткойн-транзакции. Он оптимизирован для одного сценария использования. RSK гораздо более универсальный и программируемый — имеет смарт-контракты с отслеживанием состояния. Также RSK хорошо совместим с приложениями, библиотеками и наборами инструментов Ethereum. У него большая экосистема и опытные разработчики. Приложения Liquid в настоящее время зависят от единственной библиотеки, предоставляемой Blockstream, и имеют нишевую экосистему.

Другое ключевое отличие состоит в том, что Liquid использует свою Федерацию для согласования блоков, в то время как RSK использует слитный майнинг, и в настоящее время он имеет около 40% биткойн-хэшрейта. Поэтому RSK имеет реальную «термодинамическую» защиту. Любой желающий может принять участие в слитном майнинге RSK, поэтому каждый может получить комиссию за транзакцию.

Что касается пропускной способности транзакций в цепочке, RSK может достичь большего объема, чем Liquid, потому что по существу платежные транзакции у RSK меньше, чем у Liquid. Однако в настоящее время пропускная способность транзакций в RSK ограничена майнерами, которые могут увеличивать или уменьшать лимит блочного газа. В предстоящих обновлениях сети RSK мы можем увидеть две важные разработки: протокол LTCP (см. RSKIP53) и обработку параллельных транзакций (см. RSKIP04). Вместе эти улучшения позволяют увеличить пропускную способность транзакций по RSK в 30 раз. Другое ключевое отличие RSK от Liquid заключается в том, что привязка RSK открыта. Она может использоваться отдельными пользователями, не проходя обмен и процесс KYC. Тем не менее, самый быстрый способ получить RBTC — это по-прежнему обмен BTC на крипто-бирже, потому что для передачи биткойнов в RSK с помощью привязки требуется целый день. С точки зрения безопасности Федерации, Liquid использует мультиподпись «11 из 15» с чрезвычайными расходами «2 из 3», а RSK использует мультиподпись «8 из 15», поэтому каждый сайдчейн имеет разные обратные зависимости между доступностью и безопасностью.

Драйвчейн Truthcoin работает только как тестовая сеть, потому что для работы в основной сети требуется программная вилка Биткойн, так что на самом деле это не тот проект, на котором сейчас можно создавать приложения. Однако мы разделяем с Truthcoin долгосрочное видение того, что сайдчейны должны перейти от федеративной модели к более децентрализованной.

 

Почему RBTC котируется на биржах?

Мы выставляем RBTC на биржи, чтобы облегчить доступ к нему менее технически оснащенным пользователям. Как я уже сказал, для перевода BTC в RBTC с помощью привязки требуется почти целый день. Пользователям, по крайней мере, необходимы небольшие суммы RBTC для оплаты комиссий за транзакции, необходимые для выполнения смарт-контракта. Мы ожидаем большего спроса на RBTC, поскольку все больше пользователей начинают использовать эту платформу.

 

В ближайшие пару лет Ethereum сильно изменится. Что вы думаете об Ethereum 2.0 и особенно об их планах использовать eWASM вместо EVM? Что такое стратегия RSK?

Я думаю, что поддержка улучшенной виртуальной машины (VM) является хорошей долгосрочной стратегией не потому, что Ethereum (или любой блокчейн) должен быть «мировым компьютером» (это не так), а потому, что некоторые криптографические примитивы, которые являются краеугольными камнями более масштабируемых и частных протоколов платежей 2-го уровня, требуют больше обработки в цепочке, чем может обеспечить EVM. EVM должен оставаться интерпретированным или компилированным в код на другом языке программирования для обратной совместимости.

EWASM стремится быть согласованным и учитывающим ресурсы детерминированным компилятором WASM JIT, и сделать это сложно. Проект все еще модифицируется, он требует экспертной оценки, четкой спецификации и нескольких проверок безопасности. EWASM все еще далека от достижения рубежа бета-состояния.

Стратегия RSK (подробно изложенная в ее базовом техническом описании) заключалась в обеспечении совместимости с EVM при реализации виртуальной машины на основе байтовых кодов Java с динамической передачей кодов EVM в байтовые коды Java. Мы провели исследования и разработали свой прототип VМ, но когда был запущен RSK, совместимость с Ethereum стала главным приоритетом. Следовательно, новая VМ была отложена. Тем временем команда AION отлично поработала и запустила свою AVM на базе Java, которая находится в рабочем состоянии. Сейчас мы оцениваем возможность предложить сообществу RSK использование AVM в качестве новой виртуальной машины, и мы можем сотрудничать с командой AION в стандартизации AVM.

 

Какова стратегия масштабирования RSK? Планируете ли вы что-то вроде шардинга или думаете, что RSK уже достаточно масштабируема, чтобы люди могли просто создавать плазмоподобные дочерние цепочки и создавать каналы состояния для своих приложений? Если RSK уже достаточно масштабируема, сколько tx/s вы планируете поддерживать после внедрения Unitrie?

В исследовательской лаборатории RSK мы оцениваем новые предложения и часто работаем над методами масштабирования.  С момента запуска RSK долгосрочная стратегия масштабирования практически не изменилась. Главным приоритетом является максимально возможное сокращение ресурсов, потребляемых транзакциями цепочки. Почему? Потому что все решения 2-го уровня требуют экстренных процедур, когда пользователи должны выходить на цепочки для арбитража в случае возникновения споров. В случае сетей платежных каналов критически важна публикация последних состояний в ограниченных временных окнах. Если емкость цепочки слишком мала или если транзакционные издержки слишком высоки, то менее состоятельные пользователи (которые проводят меньшие суммы) рискуют потерять свои заблокированные депозиты. Это потому, что стоимость арбитража будет выше, чем заблокированные суммы.

Таким образом, мы разработали общую и инновационную структуру для масштабирования блокчейнов: масштабирование с помощью сокращающейся цепи. Принцип основан на понимании того, что цепочки блоков могут быть сжаты, а также что используемая техника сжатия может включать взаимодействия с пользователями для перезаписи прошлых частей блокчейна. Это означает, что блок может быть сжат после его добычи. Это особенно полезно для блокчейнов с виртуальными машинами, когда сжатие транзакций означает предоставление доказательств выполнения, которые дорого генерировать. Два интересных протокола — MimbleWimble и Coda: оба пытаются сжать блокчейн во время майнинга. MimbleWimble чрезвычайно легкий, потому что он основан на агрегируемой криптографии. Он отлично справляется со сжатием блока перед его добычей. Coda, напротив, требует большой обработки от майнеров, и следствием этого является то, что средние интервалы между блоками должны быть длинными.  Масштабирование по сжимаемой цепочке может задержать эту обработку, сжатие может быть рыночным, а блокчейн обеспечивает денежные стимулы для сжатия. Это также может быть обязательным: блоки сжимаются по истечении определенного времени. Особый случай, простой, но мощный — это агрегация подписей. Подписи занимают 70% пространства транзакций в RSK. Поэтому мы разработали протокол LTCP, который вписывается в структуру сжимающей цепи. LTCP удаляет ненужные подписи, а также сжимает транзакции на основе заданных пользователем параметров. Если бы RSK применил LTCP при обновлении сети, это бы позволило платежной сети RIF обслуживать 10 млн. пользователей уже сегодня, 100 млн. пользователей — через два года, и миллиард — через пять лет при условии разумных прогнозов в отношении моделей использования для сетей второго уровня. И это может быть достигнуто при том, что стандартные ПК по-прежнему смогут работать на полных узлах.

Чтобы двигаться в намеченном направлении к достижению долгосрочных целей, мы предложили для очередного обновления сети ряд новых функций: аренда хранилища (см. RSKIP113) и обработка параллельных транзакций (RSKIP04), а для последующего обновления — LTCP и новую, более быструю VМ. Всё это позволит снизить стоимость платежей. Поскольку RSK ориентирована на доступность финансовых услуг, нашим приоритетом являются безопасные, быстрые и дешевые платежи.

А теперь насчет масштабирования исполнения контрактов. RSK-Sidechains (или сегменты) и проверяемые вычисления (и, в частности, доказательства с нулевым разглашением) — это два метода масштабирования по смарт-контракту, которые рассматриваются сейчас многими командами разработчиков блокчейнов, и я уверен, что лучшего решения еще не было создано. Если виртуальная машина в цепи достаточно быстрая, мы создаем условия для разработки этих решений на основе RSK. Другие сети могут раздуться из-за того, что масштабирование цепочки не было правильно адресовано или было адресовано слишком поздно. С хорошим слоем цепи нет ничего невозможного. Поэтому сейчас мы сосредоточены на том, чтобы получить самую дешевую инфраструктуру цепей для обеспечения доступности финансовых услуг. Кроме того, платежное решение 2-го уровня Lumino для платежей RIF и других проектов возьмет на себя инициативу, предложив больше решений для масштабирования 2-го уровня.

 

Можете ли вы сравнить размеры Ethereum и RSK blockchain? Я имею в виду, растет ли сеть RSK с той же скоростью, что и Ethereum?

RSK менее активна в цепочке, чем Ethereum, что вполне ожидаемо от блокчейна, которому всего полтора года. Поэтому блокчейн намного меньше, чем Ethereum. Однако до выпуска 1.0.0 RSK blockchain мог расти так же быстро, как Ethereum, при равных объемах транзакций. С появлением Unitrie, компонента выпуска 1.0.0, состояние блокчейна в десять раз меньше. Например, последнее состояние мира занимает не более 50 МБ. Текущее состояние Ethereum занимает около 130 ГБ. Это в 2600 раз больше.

 

Solidity — не лучший язык (особенно в плане безопасности). Есть ли у вас планы по добавлению других языков (например, Vyper)?

Мы рассматриваем использование инструментария Java и добиваемся совместимости с AVM (виртуальная машина AION). Предприятия предпочитают язык Java, поскольку он типизирован и легко контролируется. Это отличный выбор для написания безопасных смарт-контрактов.

 

Ребята из IOHK работают над сайдчейнами типа KEVM. Они утверждают, что с помощью фреймворка K намного проще формально проверить правильность кода смарт-контракта. Теперь Ethereum 2.0 отойдет от EVM.  Возможно, это хорошая идея — не пытаться быть на 100% совместимым с ними и внедрять изменения, которые могут сделать блокчейны типа EVM лучше, чем реализация Ethereum. Что вы думаете об этом?

IOHK работает над виртуальной машиной IELE, которая облегчит формальную проверку. Работа еще в процессе, но преимущество новой системы в том, что она интегрируется с набором инструментов LLVM Compiler. AVM обеспечит возможность использования обширной экосистемы существующих библиотек и инструментов Java. EWASM имеет то преимущество, что является языком, выбранным веб-браузером, поэтому она будет быстрой. Я могу продолжить обсуждение плюсов и минусов каждой виртуальной машины на уровне кода операции. Но выбирать победителя еще слишком рано!

RSK — это надолго. Система создана для использования лучшей из доступных технологий, и эта технология может прийти не от команды разработчиков RSK, а от других. Это означает, что если мы увидим, что есть желание и возникло сообщество, которое создает решения на основе IELE, AVM или EWASM, мы также можем предложить интегрировать его в RSK. Меня не смущает наличие нескольких виртуальных машин на одном узле. Их легко инкапсулировать. Но я полагаю, что через 20 лет останется только одна предпочтительная VM, а остальные байтовые коды будут перенесены в нее.

 

Я хочу задать несколько вопросов о вашем посте «Возвращение отрицающих и месть Патоши».

А) Сколько времени вам понадобилось для проведения этого исследования?

Если вы имеете в виду всё исследование блоков Сатоши, то оно началось еще в 2013 году (и продолжается до сих пор), но в целом, полагаю, я посвятил работе не более месяца.

Б) Как вы обнаружили «три недостатка, связанных с конфиденциальностью» при соотнесении блоков? Просто читая ранний клиент или еще как-то?

Просто читая исходный код и задавая правильные вопросы. Также многие члены сообщества сотрудничали со мной, выдвигая хорошие гипотезы. Я никогда не был один.

В) По окончании этого исследования вы думаете, что это справедливо или это могло бы заставить нас думать иначе о Сатоши? Почему?

Я думаю, что справедливее и быть не могло. Патоши добыл минимальное количество монет, необходимое для работы сети. Количество собранных монет — это лишь результат того времени, которое понадобилось миру, чтобы узнать и начать доверять Биткойну.  Как только сеть начала поддерживать сама себя, похоже, он прекратил майнинг. Кроме того, почти бесспорный факт, что Патоши потратил не более 5 долларов США (по исторической стоимости), имеет глубокий смысл как пример скромности. На самом деле я всегда думал, что блоки Патоши помечены специально. И цель в том, чтобы передать это сообщение будущим поколениям.

Г) В разделе «Одноразовые ограничения» во всем разделе «Блоки Патоши» вы говорите о том, что нашли способ проверить паттерн другими способами. Не могли бы вы прокомментировать, как вы получили это доказательство?

Есть достаточно математических доказательств. Если люди не хотят верить, нет рационального способа переубедить их.

Д) В конце статьи вы заявили, что «есть доказательства, которые связывают паттерны Патоши с паттернами Сатоши, основанные на общедоступных источниках информации и блокчейне». Не могли бы вы прокомментировать это? Как вы можете связать этот паттерн с Сатоши?

Просто проследите блоки.

 

Как $RIF token накапливает стоимость? Насколько я понимаю, люди могут использовать RBTC для оплаты сторонних услуг в сети RSK. Следовательно, $RIF token, похоже, не очень нужен.

Несмотря на то, что в сети RSK Live MainNet используется обязательное условие, по которому выполнение смарт-контрактов должно оплачиваться smartBitcoins (RBTC) с полным соблюдением требований экосистемы биткойна, протоколы RIF OS предназначены для создания уровня инфраструктуры вне блокчейна, которая изначально построена поверх экосистемы RSK, но в будущем будет интегрироваться с другими платформами с поддержкой смарт-контрактов, например, Ethereum и EOS.

Поэтому было важно использовать нейтральный токен для любой из этих сетей, цена которого определяется спросом и предложением на инфраструктурные услуги, независимо от конкретной цены собственной криптовалюты сети (RBTC, ETH, EOS и т. д.). С точки зрения пользователя это не создает каких-либо дополнительных проблем, поскольку мы ожидаем, что в ближайшем будущем децентрализованные биржи (DEX) обеспечат мгновенный обмен собственных валют сетей, в которые был интегрирован RIF Token через протоколы RIF OS. Межплатформенная переносимость RIF Token создаст эффект масштабирования и сделает децентрализованную экосистему более устойчивой, еще на один шаг приближая появление Интернета ценностей. Основная причина заключается в том, что мы рассматриваем RIF OS в долгосрочной перспективе как единый рынок для инфраструктурных сервисов вне блокчейна, которыми смогут пользоваться все криптоэкономики с поддержкой смарт-контрактов (т. е. RSK, Ethereum, EOS). В этом случае наличие межплатформенного/нейтрального токена является преимуществом.